Главное меню
Нас обманывали, что «Черный квадрат» — это искусство...

29 апреля 2016 года на страницах информационно-аналитического проекта "Русская планета" опубликована статья Николая Бурляева. Некоторые мысли из этой статьи нам показались интересными, с некоторыми из них мы согласны. Хотели бы узнать Ваше мнение на эту тему (можете оставить его в комментарии внизу данной статьи).

Автор статьи говорит о том, что изобразительному искусству в нашей стране всегда уделялось большое внимание и при советской власти, и в новой России. Но всегда были какие-то перекосы. При советской власти — в сторону соцреализма. В период перестройки и сейчас - перекос в авангардное искусство (Пикассо, Модильяни, Ван Гог и т.д.)

Николай Бурляев говорит о том, что он закончил два творческих вуза и всюду изучал историю искусства. Он видел, с каким упоением внедряли в наше сознание мысль, что авангард — это гениально. Про имена тех же Модильяни, Пикассо и других деятелей этого направления нам говорили как про имена гениев. Но сейчас, когда прошло полвека, Н. Бурляев считает, что он переоценил отношение к авангарду. Дети лучше рисуют, чем отдельные модернисты или постмодернисты. Нас обманывали, что «Черный квадрат» — это искусство.

Н. Бурляев говорит о том, что в современной российской истории случился перекос в сторону так называемого альтернативного современного искусства. Вместе с перестройкой нам объявили о том, что отныне все можно, то есть наступила эпоха вседозволенности под прикрытием демократической, толерантной, терпимой политики. Стала укрепляться позиция так называемого альтернативного нового современного, как стали говорить, искусства. И тут надо понимать, что это большой обман — называть современным искусством вот эту мазню. Конечно, трудно водить кистью так, как Леонардо да Винчи, как Рембрандт, как тот же Александр Шилов — наш современник, который выписывает все, а не бросает полотна на полпути — «главное, глаза сделать, а руки кое-как». У Александра все прописано: и глаза, и руки, и ткани, но это огромный труд. А современные так называемые художники-авангардисты — они просто не владеют кистью, они не проходили такой школы, все поверхностно. Автор считает, что более современного и нужного нам, чем те же Леонардо да Винчи, Рафаэль, Тициан, Терборх и Рембрандт, трудно найти. Что может быть современнее, чем классическая реалистическая русская живопись Александра Иванова, Брюллова.

Н. Бурляев, считает, что сегодня наше изобразительное искусство и отношение к нему власть предержащих — в критической ситуации. Автор статьи выражает надежду на то, что чаши весов качнутся в сторону понимания подлинного искусства, подлинной живописи, придёт понимание того, что есть непреходящие ценности великой реалистической мировой и русской живописи.

Не менее интересным нам показался комментарий к данной статье. Приведем его полностью: "Да, Николай, ситуация в сфере современного изобразительного искусства действительно малоприятная. Подозреваю, что многие из сегодняшних успешных "художников" с трудом смогут нарисовать что-то из базовой программы художественной школы... И всему виной именно востребованность того или иного стиля на "рынке картин", диктуемая некими трендами и веяниями в среде так называемых "ценителей искусства", а на деле тех состоятельных коллекционеров, и богатеньких псевдоискуствоведов из богемы, которые организуют презентации, проплаченные аффелированные лекции , и в конечном итоге выставки-продажи... А в итоге все это приводит к подмене понятий, искажению действительности, и, наконец, вырождению настоящего искусства".

Вот что пишет другой автор - Кочнева Ирина по поводу современного искусства. 

«В разлагающейся стране искусство делается лишь отвлеченной роскошью. Но когда страна в полной силе, искусство становится истинным двигателем всего народа»
Н.К. Рерих

Близится сезон массовых отпусков и летних каникул. Родители поведут детей в музеи, на выставки, картинные галереи за порцией искусства. И это очень хорошо. Но давайте разберемся, а действительно ли то, что нам предлагают современные музеи, является искусством и вообще достойным внимая.

Хочу рассказать об этом на собственном примере. Когда я посещаю новый город, то для более близкого с ним знакомства иду в музеи этого города. В последнее время этими музеями становились музеи современного искусства (так, в Санкт-Петербурге — Русский музей, в котором есть несколько залов с картинами, представляющими собой современное искусство; в Москве – музей современного искусства; в Вене – целый ряд музеев, содержащих исключительно экспонаты современного искусства).

По мере насыщения современным искусством я поймала себя на мысли, что чем больше посещаю такие музеи, тем больше во мне пробуждается чувство недоумения и непонимания того, что нам предлагают эти музеи как «современное искусство».

Я попыталась дать определение современного искусства исходя из того, что видела в музеях, читала в литературе. Определение вышло крайне неудовлетворяющее меня: современное искусство – произведения живописи, музыки, литературы, не содержащие в себе четко определенного смысла, а содержащие некие наброски чего-то, ничего не выражающего, но претендующего на то, чтобы каждый в нем увидел некий высокий смысл. Если созерцающему смысл не виден, то это уже проблемы созерцающего, а никак не произведения искусства.

Более того, чем примитивнее и непонятнее такое произведение для восприятия, тем более оно претендует на звание значимого.
В качестве примера приведу описание нескольких произведений современного искусства, которые признаны таковыми в нашем обществе.

1. Картина Казимира Малевича «Черный квадрат» в Русском музее Санкт-Петербурга.
Подойдя к этой картине я решила попытаться самостоятельно (т.е. без чужих толкований) понять ее смысл и ценность как произведения искусства. Но стоя перед этой картиной несколько минут не почувствовала ничего, кроме недоумения. Картина была мертва, она не содержала в себе никакого смысла. Решив, что мои чувства меня обманывают и в картине, о которой столько написано и сказано все-таки есть какой-то скрытый смысл, я включаю аудиогид, который сообщает, что картина ознаменовала собой новый этап развития искусства, поскольку старое (существовавшее на тот момент) совсем себя исчерпало, не приносило ничего нового и значимого. Черный квадрат – большая жирная точка на старом искусстве и одновременно врата в новое более совершенное искусство.

Послушав эту информацию делаю вывод, что новое современное искусство для понимания простого человека (такого как я) недоступно. Для проникновения в смысл каждого такого произведения нужно прочесть массу специализированной литературы, изучить мнения критиков и т.д. Возможно, тогда смысл прояснится.

2. Музей Современного искусства в г.Москве.
Сюда я направилась целенаправленно с решимостью приобщиться, понять и все-таки немного разобраться в современном искусстве.
Для передачи атмосферы этого музея попробую описать обстановку, в которую мы попадаем, переступив его порог. Прежде всего, это длинный узкий коридор со стенами, покрашенными в желтый цвет, на которых нарисованы огромные мухи, а по всей длине стены написаны слова «есть». То ли нас уже на входе хотят убедить, что каким бы современное искусство не было, оно «есть», то ли мухи, изображенные на стенах, хотят «есть».

Далее мы попадаем в небольшие залы музея, которые заполнены самыми яркими экземплярами современного искусства. Почему самыми яркими? Потому что с детства у меня сформировано мнение, что музей – это сосредоточение самых уникальных, ярких, познавательных произведений человеческого разума определенного периода.

Вот описание некоторых экземпляров:
— стены, выстроенные из трехлитровых прозрачных банок, таким образом, что образуют букву П. В некоторых банках лежат куски цветной ткани, некоторые банки пусты. Более в этом зале никаких произведений нет.
— абстрактная картина (т.е. не содержащая определенного сюжета), составленная из фантиков от конфет, скрученных в трубочки.
— перекидной календарь. Но вместо бумажных листов с датами, на нем три мраморных листа, на одном из которых надпись «сегодня».
— резиновый черный коврик, на котором в один ряд выстроены пять пар резиновых черных калош различных размеров.
— отдельный довольно большой зал, в котором в виде волны расположены динамики, у входа в этот зал стоит микрофон, в который можно сказать строго определенную фразу — «я тебя люблю». Сказанная фраза отправляется в путешествие по волнам динамиков (возникает ощущение эха).

Ощущение после посещения этого музея – современное искусство призывает всех творить. Я обманулась сначала этим ощущением, мне понравилась мысль, что каждый без исключения может приложить руку к созданию вот таких произведений. Но ведь произведение искусства становится таковым именно из-за своей исключительности, т.е. автор, его создавший, так смог выразить свои чувства в произведении, что они стали понятны окружающим.

Музей же создает ощущение доступности создания произведения искусства каждым человеком. Даже если человеку нечего сказать миру, он может создать произведение, которое будет признано искусством и в этом произведении кто-то найдет смысл. Чем бессмысленнее произведение, тем больше в нем ищут тайного высокого смысла.

3. Музеи современного искусства в Вене (Mumok, Albertina).
Мне понравилась архитектура зданий этих музеев, но их наполнение окончательно помогло разобраться в отношении к современному искусству.

Вот примеры некоторых экземпляров:
— старое черное фортепиано, на всей поверхности которого приклеены и прибиты различные старые вещи (скорлупа яиц, старый будильник, женский бюстгальтер, телефонный аппарат, детская погремушка и т.д). Все фортепиано окутано проводами и колючей проволкой (музей Mumok).
— картонные коробки из-под какой-то продукции прибитые к стене в произвольном порядке (музей Mumok);
— серия скульптур человечков (или обезьян) без одежды за различными занятиями (за трибуной, с палитрой в руке/лапе) (музей Albertina);
— картина, представляющая собой несколько пятен различного цвета и не содержащая сюжета (музей Albertina).
Единственное чувство, которое я испытала в этих музеях – смех. Мне было смешно видеть столь нелепые экспонаты не на свалке, а в одном из лучших музеях Европы.

Меня могут упрекнуть, что нельзя судить об искусстве по нескольким произведениям. Абсолютно согласна с этим и не берусь судить, но хочу понять, какие духовные ценности присущи нашему обществу, исходя из произведений искусства, которые мы видим в музеях. Какое наследие мы оставляем своим потомкам, какие духовные ценности будут ими поняты исходя из произведений искусства нашего времени. Мне крайне печально осознавать, что истинные произведения искусства настолько скрыты скорлупой посредственности и самодовольства, что их довольно трудно найти и узнать в массе экземпляров, указанных выше.

Произведение, представляющее собой творение посредственности и бессмысленности окружается такой атмосферой тайны, загадочности и доступности только избранным, что мы теряемся в собственном восприятии. Мы стремимся попасть в касту избранных, и поэтому сознательно или подсознательно ищем не только оправдание существованию такого произведения, но и восхваляем его.

Занимаясь таким самообманом мы теряем способность различать истинное искусство и подделку под него. Сознание как сосуд наполняется до самых краев подделками под искусство, и мы теряем способность воспринимать истинное искусство.

Человек настолько растерян в этом выдуманном мире современного искусства, что уже не в состоянии дать объективную оценку тому или иному произведению. Для оценки произведения мы вынуждены обращаться к мнениям критиков, специализированной литературе, которые помогут найти смысл произведения, расскажут о неординарной личности его автора. Своему внутреннему восприятию мы уже не доверяем, да и не слышим его.

На основании работ критиков, журналистов нас заставляют формировать собственное мнение об увиденном, услышанном, прочитанном как о произведении искусства или как о произведении, которое нельзя отнести к искусству. Начитавшись чужих мнений, мы гордо заявляем, что мы признаем или не признаем произведение как искусство. При этом нас совершенно не смущает, что собственного мнения мы не имеем, нашими устами озвучиваются мнения других – так называемых «специалистов» в области искусства.

Нас приучили к определенным авторам, произведениям, направлениям искусства так, как мы приучаем домашних животных к лотку. Многократное повторение того, что какое-либо конкретное произведение является гениальным, приводит к тому, что большинство признает его таковым. Мы идем смотреть, читать, слушать только то, что нам рекомендуют специалисты, мы подготовлены к тому, что определенный автор гениален и соответственно все «изрыгнутое» этим автором вне сомнений является истинным искусством.
Но это в корне неправильно. Уберите имена авторов под произведениями, исключите мнения критиков и иной пишущей братии, мы узнаем истинную цену такому произведению. В этом случае мы прислушаемся только к себе и сделаем единственно правильный вывод об увиденном, услышанном, прочитанном.

Задумайтесь, когда в последний раз вы по собственной воле прочли книгу, сходили на спектакль или на выставку, посмотрели фильм? Вы сами удивитесь, когда поймете, что не можете вспомнить самостоятельно принятого решения по такому простому вопросу.

Мы руководствуемся рекламой, мнением специалистов, друзей, отзывами в интернете. Почему мы не спросим, прежде всего, себя? Потому что нас так приучили, а мы даже не заметили, как это произошло.

На мой взгляд, истинными ценителями искусства являются дети, которых еще не приучили к тем или иным авторам, произведениям, направлениям в искусстве. Их восприятие не загрязнено различного рода мнениями, статьями, книгами. Есть гениальная сказка, в которой ребенок, видя голого короля, говорит, что король-то голый, в то время как взрослые восхищаются великолепием наряда короля, хотя и сами видят его наготу, но отказываются ее принимать.

Мы восхищаемся тем, чем принято восхищаться, не обращая внимания на то, что наша душа молчит при этом. Такие лживые квазипроизведения и квазиавторы не обогащают нашу душу, а наоборот развращают ее, прививая не вкус, а разврат и безнравственность.

Искусство формирует нашу нравственность, мораль, духовные ценности, поэтому надо очень ответственно подходить к тому, что мы потребляем как искусство, какую духовную пищу мы предлагаем своим детям. Тухлая пища не даст сытости, она даст болезнь. Тоже самое с поддельным искусством – оно не дает духовной пищи, оно разлагает душу.

Благодаря поддельным произведениям искусства перестали цениться:
— семья, но проповедуется свободная любовь (а иначе говоря — блуд);
— настоящая дружба, но проповедуется достижение материального благополучия любыми средствами и жертвами;
— порядочность и честность, но хитрость и наглость признаются необходимыми качествами при достижении цели.

Вполне спокойно мы стали относиться к курящим и пьющим подросткам, к разврату в виде гей сообществ. Сейчас такое поведение называется толерантностью. Проводится масса мероприятий, пишутся книги, картины, ставятся спектакли, снимается кино, проповедующие эту толерантность. Но за этим словом скрывается страшное содержание – мы превращаемся в стадо, которое одержимо жаждой удовлетворения своих сиюминутных похотей и больше ничего.


Я отказываюсь принимать искусство, которое призвано превратить меня в убойную скотину, у которой нет целей, отсутствует чувство ответственности за свою жизнь, у которой единственна цель – сиюминутная легкая прибыль и пьяный угар.

Кочнева Ирина  https://vk.com/whatisgood2

А что думаете Вы по данному поводу?

Просим Вас оценить данную  новость по 10 балльной шкале!

Рейтинг - 0.0 (0)

Популярные новости

Все новости читайте здесь>>


Пока никто не решился оставить свой комментарий к новости.
Будьте первым, поделитесь своим мнением с остальными участниками сообщества! Нам важно Ваше мнение по поводу этого события!
avatar