Главное меню
Инклюзивное образование детей с ОВЗ
  • Категория:
  • Автор:
    Труфанова Наталия Николаевна
  • Рейтинг:
    5.0/1

Труфанова Наталия Николаевна - воспитатель групп дошкольного образования Государственного казенного общеобразовательного учреждения для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, с ограниченными возможностями здоровья городского округа Чапаевск (Российская Федерация, Самарская область, г. Чапаевск)

 

Одним из основных положений Конвенции о правах ребенка (1989 г.) является уважение и обеспечение государствами – участниками Конвенции всех прав, предусмотренных в Конвенции, за каждым ребенком без какой-либо дискриминации, независимо от расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального, этнического или социального происхождения, имущественного положения, состояния здоровья и рождения ребенка, его родителей или законных опекунов или каких-либо иных обстоятельств. Поддержка программ по обеспечению социальной интеграции детей с ограниченными возможностями здоровья, их равного доступа к образовательным услугам в детских садах и общеобразовательных школах наравне с их сверстниками должно являться одной из задач не только в рамках какой-то отдельно взятой организации или фонда. Такие задачи необходимо ставить и выполнять всему педагогическому сообществу. Ведь не секретом для многих из нас является то, что педагоги массовых школ не всегда справлялись с учащимися, у которых – ограничение возможностей здоровья (ОВЗ).

Раньше ребенка с особыми образовательными потребностями психолого-медико-педагогическая служба направляла в специальные школы. И там они находились в своей среде, но не имели возможности общения со сверстниками, которые обучались в массовых школах. Долгое время государственная политика была ориентирована на содержание детей с ограниченными возможностями в интернатах, обучение и воспитание таких детей – исключительно в условиях специального (коррекционного) образовательного учреждения. Многие специалисты отмечают, что часто юноши и девушки, получившие общее полное образование в специальных учреждениях, трудно адаптируются к получению профессионального образования в обычных образовательных учреждениях. По мнению экспертов это ведет к углублению неравенства людей с ограниченными возможностями здоровья. Еще один весомый фактор, который имелся и имеется сейчас – обучение детей с ОВЗ ведется узкими специалистами. Между тем, в нашей стране создана великолепная система коррекционной педагогики. Она включает в себя подготовку узких специалистов – учителей- логопедов, дефектологов, в том числе сурдо-, тифло-, олигофренопедагогов и сеть учебных заведений, в которых дети-инвалиды получают образование, адекватное их возможностям, навыки самостоятельной жизни в обществе, а главное – профессию. Разработаны уникальные методики обучения, специальные программы и оборудование для школ, обучающих слепых и слабовидящих, глухих и слабослышащих, с заболеваниями опорно-двигательного аппарата, с умственной отсталостью и т.д. Но реализация интегрированного (инклюзивного) подхода выступает в качестве гуманистической альтернативы специальному обучению. Инклюзивное образование в России является одним из стратегических направлений реализации права каждого ребенка на образование, что закреплено в положениях Конвенции о правах ребенка (1989 г.) и конвенции ООН, направленной на защиту и поощрение прав и достоинства лиц с инвалидностью. Достижение социальной инклюзии и преодоление дискриминации не сводится только к обеспечению соответствующего образования. Не менее важным в этом процессе будет создание безбарьерной среды, программы поддерживаемого трудоустройства, работа по изменению общественного мнения.

Долгие годы система образования четко делила детей на обычных и инвалидов. Последние практически не имели возможности получить образование и реализовать свои возможности, их не брали в учреждения, где обучаются здоровые дети. Несправедливость такой ситуации очевидна. Дети с особыми потребностями должны иметь равные возможности с другими сверстниками. На сегодняшний день в России более 13 млн. инвалидов, из них 540 тысяч детей. Около 100 тысяч детей с ограниченными возможностями обучается в инклюзивных школах. Инклюзивное образование – это процесс развития общего образования, который подразумевает доступность образования для всех в плане приспособления к различным нуждам каждого ребенка, что обеспечивает доступ к образованию для детей с особыми потребностями. Основная идея включения – это обучение детей с ограниченными возможностями не в отдельных специализированных учреждениях, а в обычных общеобразовательных школах. Европейские страны уже давно работают по программам социализации детей-инвалидов. Например, один из видов инклюзивного обучения – «мейнстриминг». Он предполагает общение детей с ограниченными способностями с другими детьми на праздниках и во время каникул. Включение детей с особыми образовательными потребностями (детей с инвалидностью, детей с ограниченными возможностями здоровья, детей с особенностями развития) в образовательный процесс в школах общего типа по месту жительства – это сравнительно новый подход для российского образования. Для России инклюзивное образование – достаточно новое явление. По словам Д. А. Медведева «мы должны создать нормальную систему образования, чтобы дети и подростки с ограниченными возможностями могли обучаться среди сверстников, в том числе и в обычных общеобразовательных школах. Это нужно не только им, но и не в меньшей степени самому обществу».

На сегодняшний день в России ведется активная работа по реализации Государственной программы «Доступная среда». Согласно Программе школы оснащают специальным оборудованием, а для учителей организуют курсы и семинары по работе с особенными детьми. К 2016 году инклюзивных школ должно стать в пять раз больше, чем сейчас, то есть около 20 % по стране.

Главный принцип инклюзивного образования – «не ребенок подгоняется под существующие в образовательном учреждении условия и нормы, а, наоборот, вся система образования подстраивается под потребности и возможности конкретного ребенка». Одним словом, утопия. Прекрасная идея, несущая разочарование всем участникам образовательного процесса. И вопрос не в том, насколько внедрение инклюзивного образования реально, а в том, насколько реально сделать это качественно… Об инклюзивном образовании у нас в стране всерьез заговорили в конце первого десятилетия нынешнего века. В 2009 году был создан Институт проблем инклюзивного образования при Московском городском психолого- педагогическом университете. В 2010 году концепция инклюзивного образования нашла отражение в Национальной образовательной инициативе «Наша новая школа» Дмитрия Медведева; в 2012 г. – в Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012 – 2017 годы, утвержденной Владимиром Путиным, и, наконец, в новом законе «Об образовании». Первые шаги инклюзивного образования в России оказались сразу семимильными – без глубокого общественного и профессионального обсуждения, без обеспечения образовательных учреждений тьюторами (сопровождающими), без сокращения наполняемости классов до 6 – 8 обучающихся и т.п. Так, высокая идея на практике начала превращаться в профанацию. Главная проблема введения инклюзивного образования не в «стереотипах и предрассудках», не в «низкой культуре педагогов», не в «неготовности» учителей «принять» детей-инвалидов и не в отсутствии методических разработок и технологий обучения разных категорий детей- инвалидов (предложены лишь общие философские постулаты, изложенные в идеализированных концепциях, озвученные в рамках многочисленных семинаров и прочих мероприятий «в помощь педагогам»), а в том, что затруднен сам процесс включения ребенка с тяжелыми нарушениями в развитии, приведшими к инвалидности, в программу обучения массовой школы, крайне затруднена сама возможность организации образовательного процесса и аттестации, особенно на второй ступени обучения, когда добавляются сложности, связанные с предметным образованием.

Тем не менее, уполномоченным по правам ребенка, реагирующим на обращение родителей ребенка-инвалида с просьбой (или требованием) устроить ребенка в определенную школу, необходимо решить вопрос, ибо есть вышеперечисленные (федерального уровня) документы: как в рамках инклюзива учитывать специфику обучения детей с различными ограниченными возможностями? К примеру, в коррекционных образовательных учреждениях VIII вида (для детей с умственной отсталостью) математику преподают только в предметно- практической направленности, то есть для использования в повседневной жизни. Нет ни химии, ни физики, как таковых – они изучаются в рамках естествознания. Ученикам не преподают алгебру – они просто не могут ее усвоить. При этом в коррекционных учреждениях VIII вида обязательны специальные занятия по ритмике, развитию речи, социально-бытовая ориентировка и т.п. Совсем другое дело – дети с выраженными психическими отклонениями, не способные усваивать типовую образовательную программу. Например, в классе есть ребенок с аутизмом, который сидит под партой, поскольку ему там комфортнее. Другой ребенок – с умственной отсталостью: он не понимает объяснения учителя, да и по индивидуальной карточке самостоятельно заниматься не в силах. И пока рассуждается проблема инклюзивного образования о возможности введения тьюторов, такая «инклюзия» уже практикуется в школах. Страдают все участники образовательного процесса. А государство, запрашивая многочисленные отчеты и мониторинги, требует, чтобы процент образовательных учреждений, внедряющих инклюзивное образование, неуклонно увеличивался. Так по всей стране расцветает формальная инклюзия. А это страшнее, чем отсутствие инклюзии вообще. Между тем, в нашей стране создана великолепная система коррекционной педагогики. Она включает в себя подготовку узких специалистов – учителей-логопедов, дефектологов, в том числе сурдо-, тифло-, олигофренопедагогов. Сеть учебных заведений, в которых дети-инвалиды получают образование, адекватное их возможностям, навыки самостоятельной жизни в обществе, а главное – профессию. Разработаны уникальные методики обучения, специальные программы и оборудование для школ, обучающих слепых и слабовидящих, глухих и слабослышащих, с заболеваниями опорно-двигательного аппарата, с умственной отсталостью и т.д. И неужели тьютор – помощник учителя общеобразовательной школы – равноценная замена квалифицированным специалистам-дефектологам, а создание особых, специальных условий для получения детьми-инвалидами образования, адекватного их возможностям, и профессии – это нарушение их прав? (Ведь именно так ставится теперь вопрос – какова проблема защиты прав инвалидов, когда каждое критическое выступление воспринимается как персональный выпад в адрес больных детей: «против инклюзивного образования – значит, против инвалидов»). Принципы инклюзивного образования предполагают отказ от традиций отечественной коррекционной педагогики и ликвидацию специально созданных условий. Таким образом, под речью о защите прав детей-инвалидов постепенно, исподволь начинает разрушаться уникальная система коррекционной педагогики. Идея инклюзивного образования имеет экономическую подоплеку. Обучение ребенка в специальном (коррекционном) образовательном учреждении обходится казне намного дороже. Коррекционная педагогика – с ее вузами, с учителями-дефектологами, с системой школ восьми видов, с особыми программами, со специальным оборудованием, с собственными учебными пособиями, малой наполняемостью классов и групп – дорогое удовольствие. Инклюзивное образование выглядит гораздо более дешевым решением проблемы. Именно поэтому западные страны, столкнувшись с необходимостью дать образование детям-инвалидам, поначалу пошли по пути советской коррекционной педагогики, но быстро опомнились. Рассудили так: «У ребенка-инвалида есть право учиться? Пусть идет в обычную школу наравне со всеми». А российская система образования в соответствии с текущей политикой Минобрнауки, кинулась перенимать опыт Запада, вместо того, чтобы развивать наши сильные стороны. Необходима инклюзия не образовательная, затрудняющая получение качественного образования и коррекции, а инклюзия социальная: включение инвалидов в социальные процессы и отношения путем установления тесных связей между коррекционными и общеобразовательными школами.

 

Никто не решился оставить свой комментарий.
Будь-те первым, поделитесь мнением с остальными.
avatar